О внешних проявлениях быстроты чаще всего судят по скорости отдельных движений и темпу (частоте) движений, циклически воспроизводимых в пределах заданного времени. Эти показатели, однако, отражают не только быстроту, но также силовые способности, скоростно-силовые способности и другие двигательные способности, поэтому оценивать ее по данным показателям можно лишь условно

(чтобы выделить из них информацию о быстроте, прибегают к специальным тестовым и расчетным приемам: измеряют предельную скорость и частоту движений при выполнении их в облегченных условиях, сопоставляют скоростные и силовые показатели, рассчитанные на основе различных тестов, и др.) [Подробнее о некоторых таких оценочных процедурах см.: Спортивная метрология (учебник для ИФК под общ. ред. В. М. Зациорского. М., ФиС, 1982, § 12.2.2)].

Специфика быстроты как способности, определяющей скоростные характеристики движений, заключается, надо полагать, в особенностях личностно-психических, центрально-нервных и нервно-мышечных факторов, обеспечивающих скоротечность двигательных действий.

В психологии эти факторы не охарактеризованы пока с достаточной определенностью. С точки зрения физиологии к ним следует отнести, очевидно, прежде всего лабильность и подвижность центрально-нервных процессов, а также скоротечность возникновения, распространения и смены процессов, протекающих в нервно-мышечных структурах и мышцах. Эти и непосредственно связанные с ними факторы выражаются в частоте нервно-моторной импульсации, скорости перехода мышц в состояние напряжения и расслабления, темпе чередования фаз напряжения и расслабления, степени рекрутирования (включения в действие) и синхронизации активности быстрых двигательных единиц и т. д. [Подробнее см.: Физиология мышечной деятельности (учебник для ИФК под ред. Я. М. Коца. М., ФиС, 1982, §§ 1.2 - 1.6; 6.6—6.8)].

Поскольку в реальных условиях двигательной деятельности быстрота проявляется в единстве с другими двигательными способностями, степень ее проявления всегда зависит в той или иной мере от комплекса функциональных возможностей организма, необходимых для выполнения конкретных действий. В действиях, выполняемых со значительными отягощениями, быстрота проявляется в особенно тесной связи с силовыми способностями, что отражено в понятии «скоростно-силовые способности»; в действиях же, требующих поддержания предельного темпа движений в условиях нарастающего утомления, ее проявление по многом обусловлено факторами так называемой скоростной выносливости (гл. VII).

По общему мнению специалистов, быстрота во всех ее разновидностях прогрессирует в течение жизни существенно меньше и раньше начинает подвергаться инволюционным возрастным изменениям, чем другие двигательные способности, даже при условии многолетнего специально направленного воспитания ее.

Косвенной иллюстрацией этого может служить тот факт, что абсолютные рекорды в спринтерских видах спорта улучшаются сравнительно редко и лишь на десятые и сотые доли секунды, причем в большинстве случаев .спортсменами в возрасте до 25 лет. Показательно также, что разница между начальным нормативом ГТО и высшим достижением в беге на 30 м не превышает 2,5 с, в беге на 60 м—3 с, в беге на 100 м—4,5 с (у мужчин). Это характеризует отчасти диапазон возможного увеличения максимальной скорости сложных двигательных актов. Диапазон же изменения в онтогенезе скорости локальных движений в некоторой мере характеризуют графики, приведенные на рис. 25. Видимо, биологические возможности поступательного развития скоростных способностей довольно жестко лимитированы генетически.

Показатели скорости локальных разгибательных движений 

Рис. 25. Показатели скорости локальных разгибательных движений у людей разного возраста (в % к зафиксированным в младшем возрасте), допускающих длительные перерывы в занятиях физическими упражнениями (А) и постоянно занимающихся (Б) (по данным А. В. Коробкова и др.):

1 - показатели в движениях, совершаемых пальцем, 2 — кистью, 3 — предплечьем, 4 — отходящими мышцами плеча, 5 — туловищем, 6 — головой, 7 — стопой (подошвенное сгибание), 8 — голенью, 9 — бедром.